~Пересвет
"Воин ты света или не воин света?" (с)
Мне редко снятся прям конкретно персонажные сны. А сегодня снился. Про Тода.
Было там Тоду лет 16-17 уже. Остров остался позади, неизвестно как и почему, но вокруг был большой мир. И в большом мире шла война.
В лесу скрывалась военная база. Не такая хорошо оборудованная оскаленная колючей проволокой громадина, какими их иногда описывают, а переоборудованная из какого-то деревянного лагеря. Невзрачные домики прятались под большими деревьями. Зеленый цветущий овраг выводил к реке. За рекой тянулось желтое высушенное поле.
Нас там было человек пятнадцать. Военные офицеры - из тех, что не держат армии в кулаке, а пытаются воевать за жизни тех, кто рядом. Мрачные добрые мужики. Они воевали за нас - за подростков, которые как-то оказались на базе, за гражданских, за женщин.
Я даже не знаю, с кем мы воевали. Кажется, это даже не против кого-то война была, а гражданская.
Падали снаряды. Очень страшно: вот появляется похожий на огромную птицу силуэт, вот свистит и несется вниз что-то. Падает вдалеке, брызги земли, грохот. Вот несется еще одно - ближе. Деваться некуда, у нас нет бункера или даже подвала, мы можем только замереть и надеяться, что нам повезет.
Не повезло - снаряд упал прямо рядом с Тодом. Взрывом откинуло в зелень оврага. Дышать стало тяжело, была кровь, но четко подумалось: "Не смертельно".
Овраг в цветах, свист, отовсюду появляются военные - не наши; но когда ты в мелком деревянном лагере, что ты можешь? У вас даже оружия нет.

Нас куда-то уводят. У комнаты наполовину стеклянные стены, нас четверо-пятеро мальчишек и один офицер. Тод сидит у стены - его, как раненого, пока не трогают, и этим пользуется офицер, чтобы незаметно передать ему какие-то документы. Офицер ничего не говорит, но все ясно: его все равно расстреляют, найдут документы или нет, а у Тода есть шанс с ними как-то поступить.
Он не знает, как. Он вспоминает остров, детей, Пэна, Леона, и очень странно от того, как происходящее не похоже на все то, что случалось там.
Он ловит взгляд одного из мальчишек и думает, что ему нахрен не сдались эти документы. И если им начнут угрожать и убивать по одному, пока кто-то не расскажет, где документы находятся, Тод геройствовать не станет: отдаст все эти чертовы бумажки.
К нему незаметно подходит кто-то из мальчишек и говорит, что документы, черт возьми, важны, не смей.
Но все оказывается проще: их досматривают по одному, надо снять рубашку, а документы у Тода за пазухой. И ловкости рук после ранения не хватит даже на то, чтобы рубашку через голову стянуть, что там говорить про попытку под взглядами военных перепрятать документы.
Их находят. Вражеский офицер насмехается и балагурит по этому поводу - и внезапно ранение перестает быть преградой для движений, потому что этот неизвестный мужик - который расстреляет их офицера и воспользуется документами, чтобы еще кого-то уничтожить - вдруг вводит Тода в холоднейшую ярость; ему и наплевать в высоченной башни на происходящее, и ярость просто выжигает все внутри, и эта ненормальная смесь заряжает достаточно, чтобы наброситься на офицера.

Уводят всех, кроме Тода. Ему хладнокровно сообщают, что его ждет тюрьма. Тюрьма в тогдашнем мире - это не место для преступников, это место для сопротивленцев, и задача тюрьмы - не исправить, а вывернуть, сломить, выпотрошить морально до дна, и все, что может там происходить, встает перед глазами и укладывается в один миг. И Тода выносит просто в дикое, ни с чем не сравнимое отчаяние.
В такие моменты, говорят, появлялся Пэн и предлагал отправиться на веселый остров; но теперь не появляется никто. И не появится. Только лютое отчаяние и сдавленные рыдания.

И все.


Я проснулась после этого сна часов в 7 утра и молилась, чтобы все это из головы не вылетело. Хотя, конечно, история появляется именно в художественном пересказе, сон скорее про вспышки и цепочку событий. Очень яркие цветы в овраге, яркая зелень, взрывы, тот офицер, финальные рыдания. Несмотря на страшную историю, мне понравилось. Хотя не такого продолжения Неверленда я ждала. ;)