15:05 

Отряд Р: отчет.

~Пересвет
"Воин ты света или не воин света?" (с)
"ОтрядР" свершился, завершился и начинает отпускать.
Товарищи и не товарищи, каша в голове, попытки запихнуть картину мира в понятные рамки, много идеологии, много сложных тем, много переплетенных историй.
Поиграть в подростка оказалось интересно и расслабляюще: ты можешь мотаться, можешь путаться и можешь говорить ерунду. Это только кажется, что мир у тебя на ладони. И когда он раскинется во всю ширь, ты честно охренеешь.


Мастера. Я зацепилась за идею игры, как только прочитала, по каким она канонам. Бедроград никаких эмоций не вызывал, а вот Макаренко - да, и это то, что мне очень захотелось попробовать. Я не знаю, насколько это можно считать отражением реальной практики коммун-колоний-отрядов и всех возможных аналогов, эти мысли я сформулирую позже, когда откопаю нормальные мозги, но поиграть в это точно было здорово.
Спасибо за организацию всего этого, за возможность сыграть персонажа именно таким - нам с Данечкой оказалось очень задорно. Вы герои! :heart:

Игроки. Воспитанники. Такой дивный разношерстный коллектив! :heart: Далеко не со всеми удалось пообщаться, но ощущение "рядом что-то происходит" преследовало с начала и до конца. Коллектив жил, менялся, устраивал треш, и находиться внутри было потрясающе. Девочки поражали воображение - все вместе и каждая по отдельности. Дефиле по столу, громкая Лерочка, Ольха на зарядке, которую хотелось укутать в три одеяла, совершенно прекрасная рассудительная Васька! Парни классные тоже все, говорливый тавр, который так интересно рассказывал в первый вечер о своей жизни, вальсирующий на пижамной тусовке граф, прекрасные две Черные Рубашки, мальчик-с-чемоданом, тусовка в кепариках! :heart: Отдельно скажу некоторым, с кем пересекались больше.
Изабелла. :heart: Спасибо за твой невыносимый характер! Сначала ты Даню удивляла, потом раздражала, а потом веселила, твои выступления против кастрюль были прекрасны. Когда ты подняла руку после речи Ройша, у меня сердце екнуло)) И спасибо за матчасть в электричке. Имена революционеров так и не пригодились, но я честно пыталась их всех выучить.)
Всемил, Сеня! Я обожаю таких персонажей, которые выделяются своим образом! Сеня был очень ярким, простым и понятным - тоже не понимал, зачем ему отряд, если можно на земле с семьей работать. С тобой очень круто и легко было говорить, спасибо!
Тимур. Спасибо отдельное за разговор в бассейне и за то, что с идеологии ты тоже свалил - неужели хоть один еще нормальный человек, подумал Даня.) Ты казался адекватным и честным, и это было круто. В тебе Даньке виделся возможный товарищ и единомышленник, если бы времени на пообщаться было больше. :heart:
Алек. Лично мы разговаривали один раз, да и то про ацетон и спички, но даже со стороны ты пнул меня в опреленную сторону личного сюжета, спасибо.) Для тебя реально хотелось что-то сделать и прекратить этот лютый дурдом. Твоя речь на собрании очень тронула, надеюсь, у Алека дальше все будет хорошо.
Фауста. "Напомни, кто ты и почему мы разговариваем?") Внезапная единомышленница, которая не хотела никого жечь на костре и сдавать СК, а хотела человеческой справедливости. Д - дружба! :heart: Тебе доверялось как-то само собой, ты говорила правильные вещи, особенно там, на первом собрании, и была совершенно прекрасна. Спасибо. Даня сделает все, чтобы в нашем упоротом путешествии с тобой все было в порядке.
Елисей. Адекват и вспыльчивость сочетались так круто и замысловато, что Даня то понимал тебя, то не понимал и огребал по лицу, но доверять не переставал. Жаль, что дороги разошлись, но, может, ненадолго, если нас-таки настигнут и вернут. Спасибо тебе за слежку за Черными Рубашками и сожженное письмо! :heart:
Граф. Я все еще не понимаю, почему ты пошел с нами, зачем вообще мы пошли вместе, но ты был яркий и задорный парень, а к вечеру субботы Даня уже не задавался всякими сложными вопросами: идет с нами так идет с нами, помоги рюкзак скинуть.) Ты был настоящим аристократом, это было видно, даже на улицу ушел без куртки, тонны сердец и умиления, спасибо! :heart:
Лихо. Разум холодных улиц! Мне кажется, без тебя у нас вообще не было бы шансов далеко уйти. Ты не заморачивался этическими штуками и знал, что если уходить, то куда-то, в определенное время и не с пустыми руками. Это было круто. И смотрел на все ты здраво и просто, и вообще был прекрасный, стало жаль к концу, что первую половину игры мы пересекались мало. :gh:
Дамир. Упертая зараза, какой ты был потрясающий! Очень яркое изменение отношения от почти-товарища-и-соседа-по-комнате до не-хочу-иметь-ничего-общего. Очень яркая, красивая уверенность в своей правоте, непрошибаемая ничем. Спасибо огромное за большой пласт игры!

Игроки. Педсостав. Прекрасные и разные! Мимимишный директор, суровый Кукуцапль, практикант-одуванчик, эстет-килограмм-лирики, идеолог-сложные-щщи, завхоз-который-за-нас, медсестра-которая-не-палилась-что-контрреволюционерка! Спасибо, что дали побеситься в первый вечер. Спасибо, что были за нас. И немного отдельно.
НикодимЮрыч. Тонны тонн терпения и сдержанности, как вам удавалось? Для меня канон Макаренко сосредоточился в вас. Прекрасный человек, который пытался как лучше и готов был нести ответственность за все и не пытался прибить слишком активных воспитанников. У вас была потрясающая способность пробуждать совесть одним взглядом и зажигать сердца, и я, честно, не знаю, как у вас получалось, Дане никогда раньше не хотелось пойти организовать прессинг агрессивных письмоваятелей ради какого-то малознакомого мужика. Спасибо. И извините, что мы так много и долго выносили вам мозг. :heart: Если нас все-таки вернут в отряд, совесть Дани будет рыдать.)
Лелюд Кукуцаплиевич. Офигенно яркий и потрясающий персонаж. Оставаться с вами в комнате вдвоем с Фаустой было как-то _реально_ стремно. Но вы были за нас, за воспитанников, и были адекватны в итоге - это изменило отношение к вам. Спасибо!


Когда Данька Штиль, мальчик из городка, оставшегося за пределами Куйского ызда, приезжает в отряд, он еще почти ничего про отряд не знает, кроме того, что ребята там соберутся самые разные, что происходить там будет "коллективное воспитание" и что оттуда, если что, можно уйти. Последняя мысль не вертится в голове постоянно, но незаметно успокаивает.

В первые часы он осматривается, знакомится с соседями - спокойный, серьезный Илларион и одетый во все черное Дамир. С Дамиром они в один тон - у Даньки сегодня тоже одежда темная. В комнатах уже кто-то дерется, кто-то носится по этажам, кудрявый Михрютко угощает привезенными сладостями и, с намеком называя свою фамилию "Забабашкин", предлагает обращаться, если понадобится что-то особенное на покурить.

Постепенно все стягиваются вниз. Девочка в платье в пол - почему-то с синими волосами. Мальчишки в кепках. Девочка с темными кудрями и красными лентами. Рубашки, пиджаки, лица. Гул голосов. Появляются преподаватели, и вместе с ними - директор, мужик в строгом костюме. На фоне остального педсостава он явно выигрывает: мрачноватый мужик в камуфляже, одуванчик-практикант, трогательный эстет, улыбчивая медсестра, непонятный идеолог доверие внушают смутное, разве что завхоз КалинВаныч кажется еще ничего так. Директор говорит, что вот они теперь тут все вместе будут жить и учиться, а еще они разобьются на отряды-внутри-отряда сейчас, и вот вытягивайте, пожалуйста, бумажки с номером вашего.

Данькин "первый сводный" по фамилии капитана начинают называть "отрядом Лоховски", и это смешно. Но парню, конечно, не повезло. Вот не мог с другой фамилией родиться, а? Еще в первом сводном оказывается синеволосая девочка-аристократка, которая, кажется, вообще не понимает, почему тут в зале еще не появилась толпа слуг и что значит "накрыть на стол". Работать она отказывается, Данька мысленно фыркает: ну, привыкнет, принцесса, сейчас ей все объяснят.

После ужина директор просит Даню проводить наверх вымазанного в саже парнишу. Парниша представляется Тимуром и рассказывает, что он долго путешествовал по степи, а сюда зашел, по сути-то, просто так. (Статус отряда загадочно колебался: они всех желающих берут, что ли? Это ж насколько все плохо?).

После ужина знакомятся и расписывают чашки красками, а Данька поднимается в комнату, где находит Дамира, Сашу и книжку "Искусство любви".
- Ты медик или математик? - строго спрашивает с порога Дамир, когда книжку еще не видно.
- Не знаю. Просто Даня не прокатит?
- Нет, это важно: медик или математик?
В книжке есть графики - это для математиков, вестимо, и есть схемы и картинки - это для медиков. Дамир показывает разные рисунки рекомендованных поз, называя их "человек блюет", "слон", "он откусывает ей голову" - и выглядит это все реально так. Периодически в комнату кто-то пытается войти, книжка поспешно прячется, но шухер оказывается снова и снова ложным.
Позже к изучению материалов присоединяется Ольха. Нереалистичность поз требует проверки - и Ольха радостно подключается, и они с Дамиром вдвоем, глядя на картинку, воссоздают "позу на стуле". К счастью, в одежде. Саша с Данькой долго гыгыкают, а потом Ольха куда-то уносится по делам, и практика заканчивается.

В какой-то момент, когда до отбоя еще есть время, а в комнате остаются Данька и Саша, приходит еврейский мальчик Алек. За ним явно гонится кто-то из преподавателей, и Алек прячется в шкаф, а Даня с Сашей прикидываются спящими (идиотизм ситуации ясен - еврейский мальчик в шкафу, Сашка тут вообще не живет, Даня сам с ботинками на кровати валяется). Приходит НикодимЮрыч, находит Алека и забирает, пожелав спокойной ночи.

- Семь минут до отбоя! - заявляет где-то во втором часу ночи мужик-в-камуфляже, имя которого Даня, не заморачиваясь, сокращает до Кукуцапля. Очередь к умывальнику, раскаты смеха где-то внизу и неторопливо бродящие по коридору воспитанники намекают, что через семь минут отбой все равно не наступит, и Кукуцапль, значит, орет просто так, для ускорения процесса.

В коридор Даня с Дамиром выбираются по очереди, сначала просто осматриваясь, а потом приходит Сашка, и все вместе они идут в гости к соседям через коридор. У соседей оказывается весело: и сами соседи, Елисей и Яр в том же полосатом свитере, и аристократка-не-любящая-кастрюли-и-ложки. И скоро туда же приходят граф - рыжий мальчик по имени Олесь, и девочка-касашка Розалена, и Тимур с Алеком...
Периодически туда заглядывают преподаватели, педантично пересчитывают торчащие из-под одеял головы (неуставные головы - свыше трех нельзя! - прячутся под одеяла), удовлетворяются и уходят. Заглядывает даже НикодимЮрыч, как раз когда Изабелла-аристократка пытается учить Яра вальсу, и как-то остается надолго - и вообще не ругается. (Это у них всегда в отряде так, что ли? А говорили, тут дисциплина).

Спать в итоге расходятся они все часам к четырем, а засыпают и того позже.

***

Утром затевают зарядку, но это мероприятие назвать зарядкой можно, только если издеваясь. Выглядит, правда, задорно: воспитанники на улице, Дамир показывает упражнение, девочки стоят в ночнушках, преподаватели курят рядом, воспитанники покуривают с ними, там же носятся собаки, кто-то уходит прогуляться вокруг дома... Ольха, девочка в ночнушке, показывает "вращение корпусом" и "вращение бедрами" очень интересно.
- ...изабелла не делает! Все стоим и ждем Изабеллу!
- ...давайте возьмемся за руки и будем делать упражнение так!
- ...пусть Изабелла встанет рядом и показывает, я не буду показывать без нее!
- ...ктоооо хорошая собачка!
- ...товарищ практикант, присоединяйтесь!
Огромный белый пес притаскивает толстенную доску и с намеком крутит мордой. Играть с псом как-то продуктивнее, чем крутить руками и притворяться, что этот выгул дурдома имеет отношение к зарядке.

Но оказывается, что выгул дурдома только начался. Вторым этапом - завтрак миновал почти благополучно - становится урок идеологии. Даня приходит к самому началу, выполнив задачу "доставь Изабеллу вниз".
Изабелла снова оказалась в его отряде и снова доставляла хлопоты, на этот раз - неторопливо размазывая черную штуковину по ресницам, сидя перед зеркалом на третьем этаже и явно не намереваясь на урок приходить вовремя. Рассудив, что объект проще унести, чем увести словами, со стула Изабеллу Даня просто поднимает и ставит рядом, штуковину для ресниц с энной попытки забирает. Изабеллу удается доставить вниз - правда, внизу она вспоминает, что забыла бумагу и ручку, и просит Даню принести. Мысль "а не походить ли ей уже своими ножками" ударяется о мысль "да она ж там около зеркала опять застрянет", и Даня обещает принести.

Когда он возвращается, стулья в зале уже стоят кругом. Вообще, от урока идеологии чего можно ждать? Лекций, занудства, красивых слов, истории революции, обсуждения исторических личностей, да хоть того же Ройша, в честь которого назван отряд... Но говорится почему-то об убийствах. (После того, как девочки, все еще в ночнушках, проходятся по столам). Говорится о морали. О личной ответственности. Дамир утверждает, что необходимо разграничивать понятие "убийство" и понятие "казнь". Вспоминают расстрелы, законы военного времени, говорят о задачах государства в условиях военного положения - невидимый мячик летает из одного места в другое, и это все затягивается слишком надолго. Даня смотрит на преподавателя и думает: вы серьезно? что вы хотите сказать? к чему это все? вы не слышите, что тут уже ясно выстроились две группы? зачем вам это? и толку-то от разговоров: что, расстрелы прекратятся от этого, или мертвые восстанут, или что? за какие ниточки и зачем вы вообще дергаете?
- Может, вы сразу озвучите, к какому выводу нас хотите привести и что услышать? - подняв руку, спрашивает Даня.
- Вам не интересно?
- Не интересно.
- Ну так вы можете идти, если неинтересно.
А, ну если так можно.
Вместе с Даней выходит Тимур - и то, что нашелся единомышленник, которому эти разговоры тоже не по душе, неожиданно очень радует.

На улице они находят промерзший бассейн, в котором, как пробка, плавает лед, и залезают прямо туда - не прекращая разговор про эксперимент и неизвестность. Странные темы - проверка? Отсутствие учебного плана - это как вообще? Снежки, тяжелые и мокрые, летят в крышу беседки. Размахиваться приятно - этими же снежками залепить бы в голову идеологу. Что тут вообще происходит?

...когда они возвращаются, урок уже закончен. На кухне, куда они идут заварить чай, толпятся воспитанники, и кто-то из них роняет фразу: "...наговорил на Колошму". Данька прислушивается: это, кажется, про идеолога. Кипяток льется в чашки - и раздается взрыв.

Во дворе - окровавленные люди.

- Алек кинул гранату в физрука, - говорит кто-то.

***

Но на самом деле это должно звучать не так. "Парень, у которого два года назад без суда расстреляли родителей и который только что слушал кривоморальную галиматью про расстрелы, кинул гранату в человека, который явно служил в Силовом комитете и носит на поясе табельное" - вот это справедливее.

Как-то случайно затевается разговор с Фаустой - девочкой из Польши-Италии. Они сидят на лестнице на третьем этаже - там на чердаке среди камней и матрасов заперлись Алек с Тимуром. Что-то происходит, о чем-то говорят, но все проходит мимо.
Межвременье. Запомнится Дане только разговор с Фаустой там, на лестнице, попытка оттащить дуру-аристократку подальше, чтоб не нарывалась на разъяренного Тимура, и прогулка с Фаустой по улице.
Фауста рассказывает, как оказалась здесь - из Польши ее отправили сюда к тете, чтобы не смело войной, "а тетя не любит детей". Рассказывает, что у Розалены, как и у Алека, расстреляли родителей. И пятнадцатилетних братьев. Всю семью. Рассказывает, что хочет назад в Польшу - там хоть и война, но никого не расстреливают так просто.
На улице теплее, чем было утром, снег почти растаял. В ветвях еще голых кустарников прячутся прошлогодние рыжие плоды, увядшие и поплывшие за зиму. Что будет дальше с Алеком?

Это Даня спрашивает позже у НикодимЮрыча и слышит в ответ: это решит суд.
- Что грозит Алеку, если будет суд?
Перспективы можно прочитать даже по лицу директора, хотя оно, на первый взгляд, такое же сдержанное, как прежде.

***

Есть простая вещь: если человека можно вылечить, его нужно вылечить. Так говорит отец Дани, который и дома-то ночевал обычно раза три в неделю, если повезет - четыре, потому что люди не выбирали, когда заболеть. Нельзя отказать в помощи, нельзя помогать спустя рукава. Можно помочь - нужно помочь. Все просто. И речь не только о медицине.
Колошма - это не помощь.
И пули не помощь. Они что, не понимают?

По напряженным нервам ударяет разговор с Дамиром и Сашей. Пока Даня складывает свои два и два, понимая, что желание что-то сделать для незнакомого мальчика с гранатой почему-то растет и растет, Дамир складывает свои: о том, что Алек Грин опасен, а инцидент с гранатой должен быть донесен до нужных структур. Потому что закон должен соблюдаться.
Абсурд: они пытаются говорить об одном, но выходит мешанина, только накал растет.
В пылу разговора Дамир орет, что и у него неделю назад убили отца, и что теперь?! - и Даня понимает, что это все надо сворачивать. Бесполезно и не нужно.

***

- Не отдавайте Алека под суд!
Даня с Фаустой приходят к директору вдвоем. Долго вылавливают его в коридорах, пытаются не упустить из вида, директор поднимает палец: ждите, ждите, - и наконец-то они приходят в библиотеку. И в ответ на просьбу НикодимЮрыч улыбается.
Он улыбается постоянно, и теперь непонятно, что это значит: да, конечно, не отдам; о чем вообще вы просите, ну подумайте сами; глупые дети, ну разве это от меня зависит - или еще тысяча вариантов.
- Я улыбаюсь, потому что вы озвучили мою мысль.
И директор говорит, что сегодня Тимур с Алеком покинут отряд и переживать не о чем. Но подвох в этом точно есть, и спустя пару наводящих вопросов выясняется, что ответственность за все произошедшее директор жаждет взять на себя. И за дурака с гранатой, и за чужие ранения, и, и, и - да почему сразу не за все мировое зло?

Еще директор говорит, что письмо в СК уже отправлено. Кем-то. И делать что-то поздно: они узнают. Но линия "Алек и суд" сплетается с линией "НикодимЮрыч и суд" так, что выправить все можно, только избавившись от суда в первом случае. А значит, убрав из уравнения это несчастное письмо. И того, кто его написал.

Вопрос, кто, даже как-то не стоит. Даня с Фаустой, как-то незаметно спевшись в уверенности, что НикодимЮрыч перегнул и непонятно зачем нарывается, идут к Дамиру.
- Ты знаешь, что было написано письмо в СК?
- Ну? - Дамир изгибает бровь.
Дальше можно не спрашивать. Фауста шипит на него, Дамир упирается и рычит про закон, на улице солнце, мимо ходят раненые - узел затягивается туже, но есть явная нитка, за которую можно дернуть: письмо.

Поддавшись нелепому порыву, Данька переодевает рубашку - словосочетание "Черные Рубашки" звучит все чаще, и принадлежать к их числу даже по цветовому признаку не хочется.

***

...А еще все яснее звучат разговоры о том, что из отряда так просто не уйдешь. Сбежишь - вернут, сюда или в другой отряд, сбежишь еще раз - попадешь в отряд пожестче. Вам говорили, что можно уйти? Забудьте. Нельзя вернуться в семью, нельзя вернуться в свою школу - и непонятно, почему это становится ясно так поздно.

***

"Коллективное воспитание" оказывается внезапно не сухим понятием, а неприятной практикой, когда весь отряд собирают в зале, рассказывают о гранате и предлагают высказаться, как воспитанники видят дальнейшую судьбу Алека.
Педсостав старательно несет дичайшую пургу, используя для этого, видимо, просто все свои ресурсы, и уже просто смешно: они что, издеваются? Привели сюда двадцать воспитанников, спрашивают их мнение, но при этом решение хотят принять сами; спрашивают, оставить Алека в отряде или отдать под суд, и говорят, что оставить - это вовсе не нарушение закона; и говорят, что мы тут вовсе не решаем, отнять у человека жизнь или нет, а просто делимся мнением.
Но связь проста, думает Даня, пребывая в тихом шоке от происходящего. Суд - это тюрьма или расстрел. Тюрьма - та же смерть или очень короткая и печальная жизнь. Так что, мы правда не пытаемся решать, заслуживает человек жизни или нет?

По итогам Алека решают оставить в отряде - только какой в этом смысл, если письмо отправлено?

***

...когда Даня с Фаустой, предавшись паранойе, идут поискать оружие в комнате, где живет Дамир, наступает пора неловких ситуаций. В самый разгар в комнату заходит Дамир - и застает странные хаотичные обжимания у шкафа. В котором, конечно, только что активно шарили. Дамир хмыкает, что зашел невовремя, и, забрав что-то из комнаты, уходит. Пронесло.

***

Фауста - хороший товарищ. И Елисей - хороший товарищ. С ними отлично раскладывается по полочкам то, что происходит.
Письмо можно сжечь, но останется Дамир и его руки.
Взрыв гранаты можно выдать за несчастный случай, но остаются свидетели и раненые: согласятся ли они сделать вид, что граната просто неловко вывалилась из рук и подожглась в полете?

Оставаться с Кукуцаплем в одной комнате откровенно жутко, особенно когда он рявкает: "У вас есть две минуты!" - но он первый, на ком план с несчастным случаем может погореть. Но Кукуцапль внезапно заявляет, что никаких претензий к Алеку не имеет и показания против давать не станет. (Все еще: что происходит в этом отряде?!)

Зато сам отряд происходит в Куйском ызде, а почта здесь ходит раз в два дня, поэтому на внезапном заседании неофициального ОбществаЗащитыАлекаГрина принимается решение письмо и в самом деле сжечь. Алек делится спичками и ацетоном, кто-то еще делится планами Черных рубашек на создание внутри отряда контрольно-карающего органа по аналогии с СК, Тимур делится словами Кукуцапля, которые идут резко вразрез с его недавними уверениями, что он на стороне Алека, и все это достаточно хреново.

Зато письмо горит качественно. И все те письма, которые лежат в почтовом ящике, тоже. Долго горят, хорошо. И выйти за ворота легко - правда, по возвращении эстет что-то бормочет про "нагулялись" и про дежурства, но это неважно.

***

Во дворе поднимается ветер. Даньку на улице встречают собаки и радостно скачут вместе с ним по тропинке к качелям, на которых сидят, как всегда, ненормально сдержанные и уставшие директор и эстет. Перед ними стоит Елисей - его послали поискать НикодимЮрыча, но Елисей не вернулся.
Разговор по сотому кругу. Что ждет дальше, что можно сделать с жаждущими писем руками Дамира, да давайте же уже что-то делать! Елисей полыхает злостью и нетерпением, говорит-говорит-говорит - и внезапно Данька вообще перестает понимать, чего хочет товарищ, потому что разговор мотается из стороны в сторону, а суть никак не находится. Даня задает важный для него вопрос:
- Скажите нормально, мы зря вот об этом всем думаем? Или это правда актуально?
- Это правда актуально, - мрачно говорит эстет.
Дане этого достаточно. Значит, проблема есть, и только взрослые здесь не хотят ее решать.
- Если они не хотят, то давайте мы решим, - говорит он Елисею, но тот взрывается, орет что-то, отталкивает Даню и кидается на директора. Удержать не удается - по морде достается и директору, и Даньке, и это все похоже на какой-то бессмысленный ураган, и только потом эстет хватает Елисея.
- Полегчало? - это директорское спокойствие прошибить вообще можно?

Наверное, спокойствие и пугает. Жажда сломить горы разгорается, но куда ее приложить - непонятно; и если бы хоть кто-то рявкнул на них, дескать, не вашего вообще ума дело, что тут происходит, ваше дело - учиться и не возникать тут по каждому поводу! - тогда стало бы проще. Это понятно и привычно, и это часто значит, что у взрослых все схвачено. А тут не схвачено ничего. И все рассыпается.

А потом приходит Фауста - с окровавленными руками. И говорит, что в доме опять кого-то ранили, пока они тут прохлаждаются.

А потом кто-то говорит, что в отряд едет хэр Ройш.

***

Спектакль "Коллективное воспитание", акт второй. Зал, полный состав воспитанников, преподаватели. На этот раз на сцене разворачивается действо под названием "все, что вы не хотели знать о педсоставе". Идеолог, загадочный оппозиционер (признание, что он жаждет оппозиции, Даня услышал еще днем, когда они, окружив идеолога на кухне, задавали вопросы; преподаватели все как один славно играют словами), рычит и мечет молнии, обещая закручивание гаек, репрессии и сдавать каждого, кто хоть чуть нарушит законы и потревожит дисциплину, властям.
- Смотри, он снял шарф, - говорит Фауста, - и стал злым.
Это замечание веселит, но легче не становится. На сцене разворачивается острая драма, Кукуцапль ругается с идеологом (кто тут вообще дети?..) и уходит, когда идеолог, как обезьянка, его передразнивает. Половина воспитанников растекается, половина остается придумывать правила про дежурства. Вопрос, что опять происходит в этом отряде, уже даже задавать бессмысленно.

***

"Мальчик играл в Силовой Комитет...".
В доме появляются листовки. Одни - про химкружок и гранаты, их приносит скомканными в кулаке злая Фауста. Другие - про СК и стукачество, красочные, не то что карандашные заметки, появляются позже. Фауста загадочно улыбается. Под ногтями у нее осталась краска.
Мальчик Данечка - другой Данечка - пишет коллективное письмо обо всем, что тут происходит, и носится по этажам, собирая подписи. Кто-то говорит, что Дамир узнал о сожженном письме и посмеялся: надо будет - напишет еще. Ройш приедет и увидит перевязанного Кукуцапля и раненых Олеся с Васей. Камень уже покатился с горы.

***

Лихо сбегал из отрядов много раз, и здесь он оставаться тоже не собирается. Фауста хочет домой в Польшу. Данька не хочет оставаться в отряде - в отрядах в принципе! - и не понимает, почему нельзя вернуться и зачем это все. Вместе они сидят на третьем этаже в комнате Лихо, передают из рук в руки бутылку с ликером, сладкая гадость обжигает нёбо. На улице под окнами курят преподаватели.
- Если уходить, - говорит Лихо деловито, - нужно что-то уносить с собой.
Совесть колется: красть что-то из отряда не хочется совершенно, но добраться до Польши с пустыми руками - план совсем идиотский, с пустыми руками даже до Данькиного дома не добраться. Еды-то точно придется взять. А если подготовиться хоть немного и потом доехать до отца - там можно запастись какими-то медикаментами, еще едой, взять теплые вещи. Даня представляет лицо отца: "Привет, папа, это польская аристократка и картежник-беспризорник, мои друзья, можно мы ограбим немного наш дом?".
- Лучше бы подождать тепла, - вздыхает Лихо, - но сейчас они могут закрутить гайки, дальше не вырвемся.

Хэр Ройш приезжает, когда Данька с Лихо греют на кухне суп: уходить голодными глупо. Даньку на пороге кухни хватает за локоть эскашник с каменным лицом и вталкивает в кухню. Обыскивает, коротко скомандовав: "Руки в стороны!" - и потом приходит Ройш. С тростью, невозмутимый, предлагает сесть. Задает вопросы.
Такие вопросы, словно письмо не сгорело несколько часов назад.
Грубить Ройшу - худшее, что можно придумать, и Даня старается играть в партизана осторожно, чтоб без хамства, только спрашивает:
- Вы же и так уже все знаете, зачем вам?
- Хочу вас послушать, - говорит Ройш.
Но отпускает быстро и командует позвать следующего.

В коридоре Даня видит Розалену. На полу. Со следом от пули на лбу. За закрытой дверью зала звучат вальсы, там кто-то смеется, а в коридоре - труп воспитанницы. И невозмутимые эскашники по двум сторонам от двери.

Кто-то говорит, что Розалена кинулась на Ройша сама и была за это застрелена. Данька находит глазами Фаусту и Лихо и кивает на лестницу: наверх.
- Нужно валить прямо сейчас.

Не потому что здесь опасно или лично им что-то грозит. Просто потому что здесь творится откровенна дрянь и здесь невыносимо.

***

В итоге "прямо сейчас" не получается. Труп уносят, всех сгоняют в зал - послушать речь Ройша. Но сначала Ройшу приходится послушать великолепный отрядский хор, который могли бы взять на вооружение эскашники как особенное пыточное средство.
Занятие по хоровому пению Даня пропустил. Как и строевую подготовку, и половину урока идеологии. И теперь, пока хор выстаривается, они с Фаустой незаметно перетекают в угол к преподавателям. Ройш старательно терпит первую песню, снисходительно улыбается на второй и заключает про третью: "Реабилитировались". И только потом наконец-то читает речь, бесконечно длинную, разбавленную водой на две трети. И его не беспокоит ни тот факт, что тут только что убили воспитанницу, а они тут поют; ни что перед ним сидит, рыдая, Васька; ни что он, вообще-то, только что допрашивал их всех.

Когда Ройш уходит, в зале дружно выдыхают. У кого-то вдохновленно светятся глаза, но у Даньки с Лихо и Фаустой желание остаться так и не появляется. К ним, к тому же, присоединяется рыжее графье - Олесь.
Лихо напоминает, что руки у них все еще пусты, и предлагает взять вещи Розалены: ей они уже не пригодятся. Но поднявшись в комнату на третьем этаже, они обнаруживают над кроватью Розалены рыдающих девочек и понимают, что придется обойтись.

Из окна второго этажа Данька с Олесем скидывают Данькин рюкзак (снести вещи вниз невозможно, пока там усердно толпятся преподаватели) и чуть не скидывают самого Олеся, но он благополучно слезает вниз. Рюкзак ловит покуривающий внизу Лихо.

Перед уходом Даня оставляет записку НикодимЮрычу - пока он пишет, в комнату заглядывает сам НикодимЮрыч, и совесть начинает точить когти и орать. Почему-то перед директором неловко и стыдно: он старался сделать отряд нормальным, это не он все испортил, а они сами, воспитанники. Гранатами, ножами, письмами - коллективно подставить отряд вышло легче, чем построить, и побег дополняет подставу качественно, просто качественнее некуда. В комнату заглядывает и Фауста - очевидно, поторопить, но натыкается на директора и ехидничает: что, Даня, письмо любовное пишешь? Да, Фауста, тебе, не вовремя ты вошла.

Выйти за ворота оказывается еще проще, чем днем: теперь там даже никто не курит в сторонке. Через два метра вперед по дороге Олесь зябко передергивает плечами и говорит, что забыл пальто. Согреть графье коллективнми объятиями можно сейчас, но не всю же дорогу до Польши идти в обнимку. Олесь уходит за пальто - и возвращается в пальто и с Сережей.

На пятерых у них есть две банки тушенки и несколько яблок, которые стащил с кухни Лихо, и много-много идиотизма. И они уверены, что им хватит.




вы оглядитесь нам сказали
теперь вы все одна семья
и тихо донеслось с галерки
"ойбля"

коллективизм есть цель отряда
первостепенный постулат
и свалим тоже ДРУЖНО ВМЕСТЕ
в закат!

у нас воспитанники чудо
ножи гранаты дикий ор
и лучше всех орудий пыток
наш хор

одна немытая кастрюля
как символ классовой борьбы
нет не изменишь изабелла
судьбы

назвали их отряд в честь ройша -
мол, как корабль назовешь...
но это правило по ходу
пиздеж


@темы: РИ: отчеты

URL
Комментарии
2017-04-03 в 18:38 

telwen
Спасибо за игру!
Лихо напоминает, что руки у них все еще пусты, и предлагает взять вещи Розалены: ей они уже не пригодятся. Но поднявшись в комнату на третьем этаже, они обнаруживают над кроватью Розалены рыдающих девочек и понимают, что придется обойтись.
Там немного сложнее было.
Мне было критично важно уйти не с пустыми руками ( эх Лерка, а был бы у меня тот огнестрел припрятан, не парился бы), желательно с мелким и ценным.
Но когда я зашел в комнату Розалены, и посмотрел на ее кровать, с книжкой... Там отсутствующая у меня совесть проснулась и сказала - "не надо так".
И я не стал обыскивать кровать, найдя себе кучу реалистичных оправданий. ( "Да что у девчонки может быть ценного", "Свидетели же")
А может это была не совесть, а присутствие именно Василины...

Но вообще очень здорово, что я производил впечатление крутого и опытного, со своими уголовными замашками. :))))


На пятерых у них есть две банки тушенки и несколько яблок, которые стащил с кухни Лихо, и много-много идиотизма. И они уверены, что им хватит.
Да, мы идиоты.
И Лихо, наверное самый глупый из них. Вам простительно. К тому же у вас есть цель.
А он знает что такое такая жизнь, и все равно вернулся обратно на улицу...

2017-04-03 в 23:30 

~Пересвет
"Воин ты света или не воин света?" (с)
telwen, ты был крутой, да х)) Спасибо еще раз. Ты еще так офигенно попал именно вот в макаренковских пацанов, я любовалась *___* очень классный образ.
Про вещи Розалены - а вот у Дани как-то косячила совесть на том моменте. При девочках вещи искать - однозначно нет, а без них - вообще бы запросто.
Идиоты - БОЖЕДА, это просто грандиозная дурь, хорошо хоть граф за пальто вернулся) а так даже повезет, если отыщут, по шее надают и вернут в отряд. Но это я думаю, а Даня на момент ухода был не очень в дружбе с логикой.

URL
2017-04-03 в 23:49 

Das Leuchtfeuer
Нарушай правила: прощай быстро, целуй медленно, жри строительную пену, спи в костюме пчелы (с)
Данькааа, ты классный такой. С самого начала пытался трезво и критично оценивать ситуацию, не то что я - временами наивный дурак.
Из твоего отчета НикодимЮрьича жалко еще больше Т____Т

2017-04-04 в 00:10 

telwen
Тьфу еще так офигенно попал именно вот в макаренковских пацанов, я любовалась *___* очень классный образ.
У меня ОЧЕНЬ большие теоретические познания в этом вопросе. Я по-моему вообще ВСЕ что можно найти на тему читала. Ну нравится мне :)))
Но я боялась что мне не удастся это транслировать наружу. Что я буду стесняться, ибо по жизни "хорошая девочка". ( как теперь избавиться от "бедроградского" акцента ( т.е. мата?))
А еще это моя третья кроспольная роль ( я не знаю заметно ли нет, но я иногда с родом огроваривалась)
И потому мне офигенно приятно как Лихо выглядит в этом отчете, и этот комплимент тоже.

Идиоты - БОЖЕДА,
Ну вцелом это идиотизм. Но на улице будет куда больше треша, пока до Польши-Италии доберутся.
Если доберутся, не сломаются то там может у них и пойдет нормальная жизнь.

Впрочем Лихо, думается, в Польшу не собирается ни разу.
Он вообще дурак что ушел, потому что допрыгается же. :)
Так просто его не поймаешь, но чем больше он бегает, тем меньше шансов на исправление.

а вот у Дани как-то косячила совесть на том моменте. При девочках вещи искать - однозначно нет, а без них - вообще бы запросто.
Мне думается, что это от Лиховского дурного влияния. :) Видишь как быстро выходит?

2017-04-04 в 00:27 

~Пересвет
"Воин ты света или не воин света?" (с)
Das Leuchtfeuer, мы скоро зальем директора слезами :D Блин, как мне жалко, что мы с тобой не рядом в конце этой истории. Подружились бы нормально прям. :(

telwen, я вот долго не могла понять, что меня так пробирает в твоем образе, а сегодня мы пересматривали "Педагогическую поэму", и меня озарило: это офигительное попадание в тех-самых-мальчишек.

У меня ОЧЕНЬ большие теоретические познания в этом вопросе.
Я жму руку, я фанат Макаренко с 13 лет и все такое :D
А с родом я тоже оговаривалась, отвыкла от кросс-пола, как оказалось, очень неожиданно было.

Если доберутся, не сломаются то там может у них и пойдет нормальная жизнь.
Видится мне, это путешествие выйдет тем еще испытанием) Для всех там. И после твоих слов за судьбу Лихо мне как-то вообще переживательно. С этими-то остальными дурнями попроще. Эх.
Я вообще не могла внутренне не орать, когда мы уходили, потому что ну е-мае, что вы делаете, что мы делаем, это же известно как закончится все равно, ааа. :(

Мне думается, что это от Лиховского дурного влияния. Видишь как быстро выходит?
Да ладно, дурное влияние там со всех сторон лилось)) Вон на педсостав иногда посмотреть - уже многое понятно))

URL
2017-04-04 в 00:30 

Das Leuchtfeuer
Нарушай правила: прощай быстро, целуй медленно, жри строительную пену, спи в костюме пчелы (с)
~Пересвет, ну нечего быть таким жалобным потому что хд
жалко, да, но удивительно жизненно(( люди часто так проебываются. Что поделать, у нас было мало времени.

2017-04-04 в 00:34 

~Пересвет
"Воин ты света или не воин света?" (с)
Das Leuchtfeuer, ты вот написал, что мы могли бы помочь строить отряд, и блин.)) Ну правда же. Но кто дебил-который-валит-в-долбаную-польшу? хД

URL
2017-04-04 в 00:36 

Das Leuchtfeuer
Нарушай правила: прощай быстро, целуй медленно, жри строительную пену, спи в костюме пчелы (с)
~Пересвет, ты дебил, ага х) ничего, поймают тебя, вернут, поговорим, образумим х)

2017-04-04 в 00:42 

~Пересвет
"Воин ты света или не воин света?" (с)
Das Leuchtfeuer, вот это та ситуация, когда я вроде и, выражаясь фигурально, кубик кидать не хочу и понимать, как оно там вышло, и понимаю, что далеко убежать нашей толпе было бы сложно. Но не знаю) Я рисовала уже несколько вариантов продолжения. Возвращение в отряд - одно из благополучных. Если там еще и мозги на место вернут и бессмысленный бунт усмирят - вообще хорошо.

URL
2017-04-04 в 00:51 

telwen
~Пересвет,
Я рисовала уже несколько вариантов продолжения.
Вот я не люблю и доигрываний и додумываний...
Но расскажи вкратце, а?

Точно знаю я одно, если Лихо и поймали, то не сейчас не здесь.
а вот его дальнейшая жизнь...

это офигительное попадание в тех-самых-мальчишек.
*пищу от восторга*
Я жму руку, я фанат Макаренко с 13 лет и все такое
Думаю это стоит обсудить подробнее!

2017-04-04 в 01:14 

~Пересвет
"Воин ты света или не воин света?" (с)
telwen, Думаю это стоит обсудить подробнее! я всегда открыта в личке *намек-намек*

Продолжения - ну они такие, очень условные)
Вот самое благополучное - это где всех поймали и вернули в отряд. В тот самый отряд, к тому самому директору, которого мы настойчиво хотели спасти, а потом взяли и кинули. И там внутренний бунт усмиряется, вопли про "как жить в такой стране" усмиряются тоже усилиями личной воли и давлением преподавателей, и второй попытки добраться до Польши Даня точно не предпринимает и желающих отговаривает.
В другой ветке этой вероятности внутренние вопли не прекращаются, вырастает адское "я хочу делать то, что хочу!", попытка "вперед к Польше" номер два, и это плохой путь, который ведет в плохую сторону.
Другой вариант - в дороге беглецы ругаются и расходятся, потому что у нас есть привычный ко всему Лихо, есть умница, но аристократка, есть Даня, которого клинит иногда на вопросах морали в самых неудачных местах, есть граф, который привык к другому, есть Сережа, который вообще случайно ушел - слишком сложно. И там много веток дальше - кого-то ловят, кого-то нет, с кем в итоге остается путешествовать Данька - вопрос.
Совсем плохой вариант связан с криминалом и попаданием уже не в отряд, а в место посерьезнее. Вляпаться - плевое дело, так что и такое возможно.

URL
2017-04-04 в 16:15 

telwen
~Пересвет,
Ну да, там слишком много разных факторов.
И нас слишком много. И найти нас проще, да и одно дело сесть зайцем в поезд одному, другое втроем или впятером.
Но Лихо рассчитывает добраться как минимум до дома Дани. И желательно с Даней. :)
А так действительно, скорее всего, в какой-то момент разделимся.

Насчет того что если поймают, то можно будет попроситься в тот же отряд, типа не подумал, хотел домой сильно - но если уж обязательно нужно в отряд то только в этот - им. Ройша.

попаданием уже не в отряд, а в место посерьезнее. Вляпаться - плевое дело
Лихо передает - "и в тюрьме люди живут" ;)

я всегда открыта в личке *намек-намек*
Ок, напишу :)

2017-04-04 в 16:26 

~Пересвет
"Воин ты света или не воин света?" (с)
telwen, Но Лихо рассчитывает добраться как минимум до дома Дани. И желательно с Даней. Ну туда-то, надеюсь, мы доберемся, все-таки это не Польша. Порадуем папу х)
Насчет того что если поймают, то можно будет попроситься в тот же отряд, типа не подумал, хотел домой сильно - но если уж обязательно нужно в отряд то только в этот - им. Ройша. Ага. Позаливать еще, что так перепугались приезда Ройша, что нервы не выдержали :D
А в тюрьме-то жизнь есть, конечно, но что-то этот вариант упорно не нравится ни мне, ни Дане)

URL
2017-04-04 в 22:28 

Helkarel
третий раз читаю и не находится адекватных слов, поэтому я просто притащу сердец :heart: :heart: :heart: хоть не пересекались - спасибо за игру!
такой светлый мальчик у тебя. пусть правда у него как-нибудь хорошо сложится.

2017-04-04 в 22:45 

~Пересвет
"Воин ты света или не воин света?" (с)
Helkarel, :gh: Спасибо, тезка! Надеюсь, сложится что-нибудь нормальное в конце концов)

URL
   

Allons-y!

главная